Православная Церковь Божией Матери ДержавнаяВладыка Серафим Соловецкий

 

 

Архиепископ Серафим -
патриарх Истинно Православной Церкви

"Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их.
Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же"
(Евр.13:7-8).

 

1. Владыка-исповедник

2. Страницы жития.

3. Преемство печатей.

4. Молитва ИПЦ.

5. Из слов Откровения старца Серафима

6. "Последний русский царь", опубл. в газ. "Вечерний Донецк", № 171 (7843) от 21.11.2003 г.

7. "Тайна последнего русского царя", Т.Корсунова.

 

Владыка-исповедник

Священник Илья: "Владыка Серафим в дни жестоких гонений на церковь, когда многие предали святую веру, принял крест исповедничества. Именно его патриарх Тихон за несколько дней до смерти благословил быть своим преемником и исповедником — в Катакомбной церкви. Через несколько месяцев после тайной хиротонии владыки Серафима патриархом Тихоном чекисты арестовали новопосвященного епископа.

Так начался крестный путь старца, о котором спустя почти семьдесят лет Матерь Божия откроет: Серафим восхищен в Святое Лоно и пребывает с праотцами в созерцательной молитве у Престолов Троицы. Старец-архиерей Серафим удостоился на Соловках многих откровений. Однажды ему явился государь император Николай с елеем и помазком в руках. Он помазал ему рану, одарив нежной отеческой улыбкой. Не раз созерцал Серафим небесные отпевания, богослужения ангельские.

В 1935 г. владыке Серафиму во время горячки явился Ангел и сказал, что он будет выпущен на свободу и многое сделает для Церкви. В 1939 г. его ненадолго переводят в тюрьму в Гомеле, где он встречается с будущим своим духовным наследником, подвижником Истинно Православной Церкви Геннадием Секачом (впоследствии схимитрополит, глава Катакомбной церкви).

В 1964 году владыку Серафима, тяжело больного, выпускают "по актировке" умирать. Поселился у своих духовных чад. Скончался в начале семидесятых. Краткое пребывание в гомельской тюрьме и несколько лет в затворе на свободе имели особое, промыслительное значение для возникновения богородичной ветви Катакомбной церкви — Православной Церкви Божией Матери Державная.

Ныне патриарх-исповедник Катакомбной Истинно Православной Церкви Серафим, как и тогда, в годы страшных гонений, несет свой крест. Пребывая в Славе, предстоя Престолу Агнца — молится о спасении своих чад, благословляет Новую Святую Русь, открывается, помазует елеем божественной любви и мира, низводит печати истинного, свидетельского Православия в лоно Церкви. (О владыке Серафиме см. также и другие страницы нашего сайта).

 

Страницы жития

Исповедник-владыка СерафимАрхиепископ Иоанн: "...Мало что можно понять о нем от оставшихся в живых. Владыка скончался около 30 лет тому назад, в воскресенье. Твердят только одно: "Ничего не знаем... Роста был высокого, метр восемьдесят два. Зубы до одного выбили на Соловках...”. Привычный ответ в ИПЦ, традиционно ожидающей в вопросе каверзы. Скрывал и старец: "Не вам знать".

Рукоположил Серафима в священники патриарх Тихон. Верная послушница хранит памятные слова любимого отца: "Я же под его крылышком был. И как он хотел мне передать все свое. Но эти черные вороны не допускали меня до патриарха Тихона".

— Часто он был у патриарха?

— Все время посещал его тайно перед революцией. Даже когда патриарха посадили, он ходил к нему. А потом его схватили...”.

Чудеса, упоминаемые владыкой в посмертном откровении (исцеления, освящение зараженной радиацией оренбургской земли, исцеления небесной водой соловецких заключенных...), ничтожно малы по сравнению с тем, что сделал он в земные дни. Бог явил через него неслыханную силу, какую, быть может, не являл вообще ни в ком, ни в XIX-ом, ни в ХХ-ом столетиях.

Безымян на земле, юродивый тот, чье имя запишется в книгу блаженств, — откроется во втором сроке схождения со святыми (Откр.20:6). Серафим дароносичный, Серафим, рыдающий над сиротками:

"Мои славные сиротки, болит сердце, жалко вас".

— Что он читал, какие книги?

— Он часто плакал, читал 50 псалом, очень любил петь его. 103, 102 псалом.

— А Божию Матерь любил?

— Как он Ее просил!.. Всегда падал на колени, сделает вот так ручки: "Матерь Божия, управь моими делами. Помоги, Заступница Усердная, Матерь Бога Вышнего, — и начинает перечислять. — Казанская Божия Матерь, Скорбящая Божия Матерь, Знамения Божия Матерь, Умиления... Нерушимая Стена, не отойди от меня", — всегда Ее просил. Вот его иконочка у меня. "Семистрельная Царица Небесная... “Освободи от всех враг видимых и невидимых мою грешную душу".

Просил: “Елизавета великомученица, велмуч. Екатерина, велмуч. Варвара, велмуч. Анастасия узорешительница, молите Бога о мне, грешном".

Серафима Саровского все время просил. Любил его. Серафим с ним был”.

 

*   *   *

 

Первый срок — 25 лет. Если в 1928 г. посадили, как полагают некоторые чада, три года катакомбствовал (другая версия, со слов катакомбного схимитр. Феодосия (Гуменникова), арестован в 1925 г., вскоре после тайной хиротонии). После Соловков переведен в Кемеровские лагеря. В 1939 г. в Гомельской тюрьме впервые встретился с Геннадием Секачем. В 1945-ом по амнистии Серафима выпустили. Вспомнил про владыку Сергия Никольского, епископа Бузулукского, что рукополагал его вместе с патриархом Тихоном весной 1917-го, и на Троицу подался в церковь Бузулукскую. (След епископа Сергия уже давно затерялся в ГУЛАГовской адской машине).

Первыми приютили его две сестры благочестивые, с ними и снялся за 2 года до смерти. На фотографии, как два ангела, тесно обнимают родненького старчика, стоят за него крепостью. А он за них, как лев из колена Иудова: бесстрашный, ничего не боится, обличает и один побеждает. Через год одна из сестер вышла замуж за бывшего зэка, отсидевшего 10 лет на Соловках. Божий человек В. принял старца в сердце, и прожили вместе катакомбной первохристианской агапой до последних дней владыки Серафима.

Кто истинно был смирен в те времена перед Господом, того укреплял Господь не смиряться перед сатаной.

После 5 лет заключения старцы обретали благодать такую, что никогда бы не согласились с ней расстаться, ни за какие храмы и земные привилегии. В 1947 г. епископ Мануил Лемешевский посетил в Бузулуках дом владыки нашего Серафима и предложил ему в случае перехода в красную РПЦ лучший храм в центре Оренбурга. "У меня везде храм Отца Небесного", — отвечал. Заплакал, скорбно посмотрел тому в глаза. Мануил поперхнулся, начал чихать и ушел тяжело и страшно.

Серафим же, вспоминая, какую благодать Бог дает мученикам, рыдал нескончаемо. Соловки старца сделали агнцем. Сидит кротко в православной рясе, с катакомбным: "Помоги!" Смотрит агнчье, скорбно, готовый ко всему. Делайте со мной, что Бог положит, а на соглашательство с красными не шел. Крепок был. Никому об этом не говорил, но полагали — родственник императора Николая. Послушницы тайком нашептывают: "Царского был происхождения. Особо почитал императора Николая, без слез не мог имя его поминать". Вспоминают слова старца о Соловках:

— Он рассказывал, как-то на Пасху запели. Он тихонько поет, а все сидящие с ним зэки говорят: "Ой, какой хор поет!" Он смотрит на них и думает: "Господи! Да у меня уже и голоса нет. Какой хор?" Потом приходит Кондратий (который с ним сфотографирован), что сидел в другом корпусе и говорит: "Я слышал, какой хор у вас в бараке. Я через стенку слышал такое пение!" Владыка тогда подумал: "Значит, ангелы с нами служили!"

Говорил: "Эх, вы ничего не знаете, что люди пережили!" И скорее в свою келью. И уже плачет... Очень чувствительный был. Нервы были на пределе.

Как их мучили! Какое плохое питание было на Соловках! “Кулага” — вода и две-три ложки муки. И если это была мука, то еще — сила. Это ели целый день. А хлеб, если давали в месяц два-три раза, то сильные у них отнимали. Только Господь и питал их... Когда наступало потепление, ели какие-то кустарнички, искали траву. А когда их кормили, они соль немного воровали. И эту траву (лебеда маленькая) макали в соль. И потом опухали. Все опухшие лицами, и не узнавали друг друга...

В его помяннике было записано 500 человек. Когда поминает он, всегда называет императора Николая, святейшего патриарха Тихона замученного, Антония, Феодосия, ...Никандра, Иосифа, Владимира, Макария, Кирилла, Артемия, Никандра, Никодима, иеромонаха Прохора сожженного в печи. Он нам сказал: "Молитесь обо всех них: святые отцы, молите Бога о нас, грешных, примите нас в свое стадо". Это святые, которых он чувствовал. Он их просил и нам передал”.

 

*   *   *

 

... Кругом сталинский страх. Боятся слово вымолвить, дрожат, как лист осиновый. Живут, нервно прислушиваясь, не за ними ли пришли. А владыка раскинется блаженным ангелом на тротуаре и созерцает дорогих братьев своих на Соловках. В милицию брали и отпускали — вроде бы пьяный и слезы текут, а никаких следов опьянения, и запаха нет.

Ничего не имел своего, постоянно был готов к обыску, аресту. Письма немедленно сжигал в печке, вещи хранил в мешке, по знакомым. В 1952 г. кто-то подсунул в его мешок царскую книгу и донес. Пришли с обыском. Милиционер сразу же направился в дальний угол подвала и начал копать..., — и получил наш владыка второй срок за почитание царя-мученика и беспаспортничество, за несмирение перед красным драконом и непоминание “о здравии, мире и благоденствии” Иосифа Сталина и Лазаря Берии. Искали и послушницу, срочно уехавшую и скрывшуюся у сестры. Судили. Старцу 78-ми лет — дали 25 лет исправительно-трудовых лагерей по 58 статье, как говорят послушницы “за пропаганду”. Свидетельствовалась и умножалась через него вера православная... Сидел с 1952 по 1956 год, в Тайшете, затем выпустили и впервые прописали.

Провидел, был водим Духом. Сколько ни приходили с обыском, никаких улик. Тогда уликами были: Евангелие, кресты, стертые дореволюционные дискосы, антиминс, Чаша для причастия. Предвидел налет и уезжал в соседнюю деревню. Предвидел многое: аборты и гонения, антихриста и запустение в вере. Одно только не предсказывал — час кончины своей. И как бы не было ее. Упокоился в ризах позлащенных, возлег на одр свой брачный. "Я уже, братья, дома. А вы еще в гостях".

Перед кончиной несколько часов находился в неизреченном состоянии: лицо преображенное, в созерца-нии высоких тайн. Но и здесь крест успенский подъял. Не дают старцу тихой кончины, спокойно перейти в вечность. Приходит то один сосед какой-то, каин, то другой — лясы на него точил, то третий — осуждал, не понимал его юродства. Припадают к старцу, просят прощения. "Бог простит", — дает руку целовать, и слезы текут. А когда очи смежил, раздалось первое благоухание. Когда заколачивали гроб, благоухание услышали все. Так и не прекращалось, пока процессия (200 сопровождающих) не пришла к месту погребения на старом кладбище.

*   *   *

В Бузулуках юродствовал. Как бы пьяный от благодатных слез. Пьяницей его считали, бомжем. Без паспорта, без имени (не отзывался на мирское), без места жительства (скрывал из конспиративных соображений). Одно только лицо осталось на фотографии, память постепенно стирается, и новая страница пишется. Уже из вечности говорит нам сладчайший Серафим.

Трезвый ложится на тротуар, руки раскидывает. Думают, в алкогольном опьянении. А он юродствует: на-род сопьется. По городу ходит с совдеповской куклой, дергает ее сзади за пуговицу, та издает мучительный стон. Бросает куклу в кусты: аборты провидел. И сейчас ее можно видеть, серафимову куклу, — страшный прообраз современных абортов, всех младенцев, зарезанных в утробах и кричащих: "Мама!!!"

Хоронил священник Александр. Приходил к могилке и другой, Панкратий. И когда обращались к нему за требами, отвечал: "У вас своя благодать, идите. У вас свои старцы, наших превосходящие". Послушники его говорят, доброты подобной не видели ни у кого. Никого не осуждал и всех прощал. Но и строг был. И детей любил.
С протянутой рукой просил милостыню у продмага и, собрав деньги, покупал карамельки детишкам, — неповрежденным оком видели в нем серафима огненного. "Вот, боженька идет!.."

“Зайдет в столовую, начнет креститься, молиться, ручку протянет — ему подают, подают... Когда Д. его приняли — они тоже бедно жили, и его кормили. А потом он хорошо стал им помогать. Ему присылали посылочки, деньги. Были такие люди. И он стал меньше ходить”.

Раздавал все, ничего себе не оставлял. Исцелений от него было несчетно. Особенно многих исцелял после оренбургского атомного взрыва — маслами неземного происхождения. Носил их всегда при себе, как открыл уже из вечности (ночью прятал под подушкой и матрасом). Носил одну серую рубашку. Ангелы ее латали, и сестрички удивлялись: "Батюшка несколько лет носит рубашку одну и ту же, и не снашивается, в штопке не нуждается". Но и ту подарил — "сними с себя последнюю рубаху".

Милосердствовал владыка, зарабатывал на кусок хлеба тайными службами по ближним селам. Пенсии не получал ни гроша. Вообще нигде как гражданин не числился, советских печатей не принял. Не примет и стадо его ничего антихристово. Однажды только Мануил Лемешевский 100-рублевую бумажку подал его сестричкам, (в помощь старцу), и ту отверг. В 60-х годах председатель райисполкома раз в год на Пасху разрешал ему служить у себя дома открыто. Не просто так, а за тайную мзду — 1200 руб. (огромную, по тем временам, сумму). Отдавали выкуп через верного старичка. Милиция в тот день не трогала...

Сочетал неземную доброту со строгостью и твердостью столпа — наивысшее достоинство катакомбного игумена. Не допускал никакой ветхости, хотя был прост в обращении и мудрость таил неземную. И часто в притчах и песнях-псалмах говорил о грядущих временах.

Пришли однажды как-то двое в полночь с нечистыми мыслями, священник с матушкой. Гневно обличил их и прогнал. "Больше никогда не приходите". Обличал и ведьм окрестных, не идя у них на поводу, понимая, если дух их принять, потеряешь благодать Божию. И перечеркнут ангелы Соловецкую страницу, и отнимут у него благолепные пренебесные масла от целителя Пантелеймона.

Если бы собрать чудеса его прозорливости и прямого вмешательства Божия, хватило бы на 1000 страниц. Рассказывают: "На свадьбу однажды пригласили старца. Какая-то нечисть подвыпившая дернула за волосы, крикнула: "Колдун с косичкой!" Старец только коснулся его лба, и вырос рог, серо-зеленый, три сантиметра диаметром. На свадьбе поднялся переполох. У человека того глаз заплыл и губы стали набухать, лицо остервенело, зверь какой-то проступил на нем. Бросились было за Серафимом, а того и след простыл. Исчез. (Мимо проходил автобус, поднял руку, и взяли его)".

Имя его окутано тайной. Даже в ИПЦ его никто не знает, — патриарх Тихон никому не рассказал о нем. Хранил будущего патриарха ИПЦ от преждевременного ареста (не доверял даже ближайшим из своего окружения).

В Бузулуке старец часто хаживал в катакомбный монастырь, основанный владыкой Сергием до его ареста. Монастырь имел подземные ходы, в нем были братские и сестринские кельи. Многие чудеса творились. Катакомбники выходили из укрытий, ходили по земле — проповедовали со свечами, Евангелиями и в епитрахилях. И опять исчезали, — казалось, что никакого входа в катакомбы не было.

 

Преемство печатей

(Из слов Откровения св. Серафима:) "Уже не мог молиться я обычною молитвой в Бузулуках. Входил в Соловецкую литургию, и старцы усопшие, братья мои, приходили и сослужили мне. И плакал последние годы от того, что видел их отходящими с сияющими лицами. Какая радость неземная написана была на них! Некоторые удостоились прихода Самого Господа за ними. И так любили мы друг друга, что не мог я расстаться с братом уходящим и, видя его, воздевал руки, как бы следуя за ним. Но старцы меня останавливали: "Тебе воля Божия нести крест на земле. До 100 лет будешь жить и (благословишь) ветвь нашу. Господь принял наши скорби за церковь грядущую".

*   *   *

Как его пред смертью рукоположил Тихон и сошел в вечность, так и Серафим за несколько дней до смерти хиротонисал отца Геннадия Секача и передал ему печати тихоновские, что братья, уходя, слагали в его сердце — бесценные печати. Так и блаженный митрополит Геннадий дождался двух преемников, Иоанна и Петра, благословил их и через полтора года преставился, передав печати ветви богородичной в знак благодарности Заступнице российской, хранившей Русь Святую в годы ГУЛАГа и неоставившей церковь катакомбную Свою.

После хиротонии блаженнейший Серафим прикровенно открыл владыке Геннадию, бывшему зэку, тайному игумену новоафонской горы, о будущей богородичной ветви церковной... Не успел новонареченный епископ Геннадий катакомбный, Геннадий новомученический, вернуться на Новый Афон, как вслед ему телеграмма по небесному эфиру, архангел Гавриил: "Срочно возвращайся. Владыка и старец Серафим упокояется в обители светлые". Вкусил только на дорогу, и немедленно в путь.

Ушел старец — точно и не уходил. Снится едва ли не каждую ночь своей дочке духовной. Однажды сон: "Должна ты распутать клубок, рассказать другим о тайнах, что тебе поведал, и что рассказать не смог". Предрекал, что будет прославлен. "Я вас всех возьму в свое стадо".

Глубоко запал в его сердце благодатный образ всероссийского пастыря Иоанна Кронштадтского, от него и принял печати священства истинного, в Духе Святом. Не велено было синодалами наставляться академистам у батюшки Иоанна, духовника государя императора. Тайно передавал печати будущим исповедникам и новомученикам, светильник веры нашей, отец Иоанн.
Ждет Святая Русь старца Серафима, мироносичного патриарха, мироносичного старца, старца апокалиптического.

Никогда не жаловался ни на какие болезни, был духовно скорбен, а по-человечески — радостен. Укреплял и призывал к бодрости. Уныние и тоску на Соловках еще победил. В любимых псальмах своих, что пел сладчайше часами, призывал: "Если тоска, уныние гложет, молитвы больше пойте, побеждайте пением".

Брата своего духовного, Никандра, старца ИПЦ, сказочно любил и вспоминал немногословно. Перед смертью часто за сердце держался. Сдало сердце старческое. И остановилось ненадолго в час предначертанный. А дальше дело ангелов — тело бальзамировать, воскаждить фимиамом и с кадильницей препроводить на старое кладбище, плоть нетленную в земле блюсти.

Умер святейший агнец многоскорбный, владыка наш, патриарх Истинно Православной Церкви архиепископ Серафим (в схиме Антоний) в 8 часов утра в воскресенье 17 мая 1971 г. Вначале собрались 50 человек самых ближних из его стада, прибыл катакомбный архиерей владыка Алфей ( заранее вызвали телеграммой, застал еще живым), а потом еще 150 пришло из окрестных мест. С великой скорбью вспоминали псальмы его и стихи. "Не плачьте о мне, радуйтесь...". Хоронили его на четвертый день, в четверг — ни малейших следов тления, сильное благоухание от гроба.

 

Молитва ИПЦ

Тихий этот юродивый "пьяница" Бузулукский был великим пророком. Не боялся ни властей, ни милиции. Предсказывал судьбы. И о будущем России мог рассуждать ясно, как о прошлом своем соловецком. Никогда не осуждал. Покрывал. И плачет, а трезвения не теряет. Был посвящен в любовь Божию, имел дар любви, равный апостолу Иоанну Богослову.

Соловецкой атмосферы не покидал никогда. На одной из тихой улиц построили ему землянку, потом неподалеку щитовой деревянный барак с небольшими замаскированными оконцами в сад. Владыка блаженствовал в своем чуланчике тайном, уставленном сверху донизу иконами и крестами. Радость неземную доставляло ему возжигать лампады, снимать фотографии своих чад с полок, прижимать их к сердцу и молиться.

Когда начиналась молитва в его келье (2-3 метра в длину) — литургия уходила в соловецкие воздухи. По словам старца, в Иерусалиме не было такой благодати, как на Соловках! Вторым Иерусалимом Соловки называл.

Заранее объявлял о службах, служил их по соловецкому правилу по вечерам, часто ночами. В полночь велено невестам Христовым вспоминать Жениха не всенощным только бдением, но и литургической благодатью. Всенощная — предчувствие и помазание маслами, а литургия — больше, само схождение. Когда владыка причащал из простой маленькой мельхиоровой ложки — Святые Дары обжигали сердце.

Присутствовали на службе обычно 5-10 человек: одни и те же, заранее оповещенные и владыкой проверенные, чтобы не донес кто. Хотя, по-видимому, все предвидел. Из смирения завели собаку, чтобы предупреждала.

Молитва давалась круглосуточная, неземная. Смиренномудрое согласие на побои и смерть открывало сферу монашеской умной молитвы прежде пострига в схиму. Ангелы постригли его в "куколь незлобия", когда достиг ступени совершенного смирения и мира внутреннего: через скорби.

Сколько ни просили, о себе молчал и не любил толковать поведения своего, а кому откроется, согласно кивнет головой и слезами подтвердит: "Верно". Чада его на литургиях погружались в его молитву, в пространство соловецкое. Уже с первым возгласом владыки души восхищались: стоят на коленках со скрещенными руками и с закрытыми очами и слышат пение ангельское, а голос владыки кажется голосом Самого Христа — высокий, тихий, божественно величественный. Утопали в благоухании бузулукские сады во время литургии. Любил читать Псалтырь. Молился часами, не выходя из состояния созерцания, послушниц наставлял Иисусовой молитве.

Просил под личное благословение приводить каждого участника божественного таинства, — не думаю, чтобы из страха доноса. Сподобиться надо литургии серафимовой. Ветвь райскую принес из Царствия. Преподнес таинственно благословение при хиротонии владыки блаженнейшего Геннадия и нам препоручил, чтобы несли достойно.

В крест посвящен был. Крестом Христовым одарял учениц своих в псальмах. Христовым Крестом сатана и антихрист побежден будет.

 

На Соловках написал несколько десятков духовных стихов (псальмы), — древняя традиция истинного православия. Никогда не читал я подобных песенных стихов. Вроде бы донельзя примитивные рифмы, простые слова, а слезы проступают за строкой: рифмы чудные и профессионализм какой-то сверхъестественный при неподражаемой простоте. Вершина религиозной поэзии. Еще наставит серафический вития, серафический старец будущих тредьяковских и державиных, ломоносовых и тютчевых. Еще откроет таинство прославления Бога в шедеврах скульптуры, живописи, поэзии, литературы, музыки.

Послушницы его научались дару нескончаемых слез. Жизнь протекала и сопровождалась благодатным слезоточением. Трапезничать не могли без слез. Чтение Евангелия обязательно сопровождалось слезами. Не было случая, чтобы владыкино богослужение не выбило слезу у самого черствого сердца.

Присуща ему была и другая черта великих подвижников, посланных с особой миссией — подвижников пустынного одиночества и апостольской силы свидетельства. Вроде бы никого с ним, кроме нескольких верных, “телохранителей”. С братом и духовным сыном не расставался, согласно монашеской аскетической традиции. А ведь кто защитит старца от местной шпаны, бесноватых на улице, пьяниц в околотке, добровольных палачей ГУЛАГа? На Соловках один одержимый выбивал зубы поочередно, — ангел отворачивался и рыдал, чтобы ночью наполнить уста владыки мирровой благодатью. Ночью заживлял кровавые раны от выбитых зубов, — уста, как врата евхаристические, как вход Царя евхаристического. Бесчинства в храмах, поношение веры кругом, а тайный патриарх хранит девство и чистоту веры в лучших образцах по Симеону Новому Богослову и Григорию Паламе...

Есть ли для торжествующей Церкви время? Из вечных высот сходят те, кому мы молимся. В дни запустения и тьмы Небо посылает светильников своих — только бы не угасить их, но прильнуть к их свету и упокоиться в его ласковых лучах". (Цит. по кн.: Архиепископ Иоанн (Береславский) "СЕРАФИМ, ПАТРИАРХ СОЛОВЕЦКИЙ", М., Издательство Православной Церкви Божией Матери Державная, 2000, с.151-168)

 

Из слов Откровения
старца Серафима

Из слов откровения св. Серафима Соловецкого архиеп. Иоанну:

а архерейском соборе Истинно Православной Церкви отцы наши, исполненные Духом Святым, пришли к выводу, что ГУЛАГ не катастрофа церковная, а наказание за гонение на истинного духа верующих — старообрядцев. Истинного духа были они. Русь Святую отмаливали. И Господь был с ними, и Божия Матерь. И Дух Святой от них не отступал. И благодать Антония и Феодосия, и Владимира Красного Солнышка, Мономаха, Ярослава Мудрого и всех святых.

Иереи наши, соловецкие заключенные, принесли покаяние перед своими отцами. Те во множестве являлись им на Соловках, беседовали, раскрывали тайны сердца, жаловались, прощались, слезами обливались. Сколько слез пролито... Бывшие тихоновские архиереи принесли покаяние перед тысячами замученных в XVII в. и в дальнейшем, затравленных, запрещенных, в поношении бывших верующих.

Церковь с поры раскола того осквернилась. Раскол ХХ-го века продолжил разногласие в церкви. ... Дух соглашательства с миром ведет церковный корабль на дно морское.

 

Творя молитвы со мной, ищи духа нашего. Обещаем, что благодать соловецких святых и ангелов ...будет с теми, кто в трепете хранит молитвенный строй Святой Руси, но и девство духа, и непорочными печати.

Церковь наша (улыбнулся владыка, почувствовав в моем сердце боль за нашу церковь), — что с ней будет? Если Соловки прошла и жива осталась, антихриста угрызет, как белка орех. Ничего не бойтесь. Пока святые с вами, церковь хранима. Стойко стойте в вере отцов Духом Святым.

Греха в ваше время прибавилось вдесятеро по сравнению с недавним прошлым в мои земные дни. Но и благодать присутствия нашего умножилась десятикратно. Крепитесь в вере и дожидайтеся венцов, если дьявол не свернет с пути посулами мира и славы.

Вся земля станет церковью!

 

Если люди не перестанут грешить, погибнут, как во времена Содома. Скажи им: пророчества Евангелия исполнятся на них, если не покаются и не переменятся.

Церковь нуждается в Боге, а не Бог в такой церкви. А Богу нужна церковь — дочь Его единородная. Другую мы не признаем. Мы и есть церковь Божия на небесах. Сойдем и утвердим ее по всей земле.

Кто одного духа с нами, воспримется в число наше и в лики наши (священников). Горе тем, от кого отвернулись небожители и ангелы. От молитв их только зло, яд, грех и гибель близкая.

Мы передаем вам любовь нашу. Храните сие сокровище небесное, как дар отцов ваших, и проповедуйте Евангелие святой любви — услышат.

Мир простоит столько, сколько Бог задумал. А нечестивым осталось недолго осквернять землю.

И да благословит вас Бог, все чины небесные, лики небожительные, собор архистратигов воинств и святой Серафим. Церковь просияет в славе своих святых.

*   *   *

(Архиеп. Иоанн: ) ...Увидел я собор соловецких святых. Раздалось благоухание и зажглись цифры — до 5 тыс. праведников догулаговских времен, сосланных верующих и от времен ГУЛАГа до 35 тыс. Собор соловецких святых благословляет церковь быть новой и единой.

(Из слов откровения св. Серафима:)
У основания — император Николай, патриарх Тихон и убогий Серафим. Собор, который ты видишь, превосходит все соборы святых, бывших от начала церкви Христовой. Треть их сойдет на землю в помощь истинного духа христианам. Ими будет побежден дьявол и полчища его.

А что увидел я в вечности, не спрашивай пока.

Велика слава Царицы Небесной и Ее церкви. Козни дьявола пред Ней, как прах, по ветру развеиваемый. Сойдет на землю Владычица Небесная в свите Своих святых, увенчанная тысячами венцов, и примет верных в обители Свои.

Пусть узнают правду о нас. Истинная церковь всегда была хранима Богом.

 

Сладость от безмолвия ни с чем на земле не сравнима. Я вкусил ее как хлеб ангельский, как манну иудеи, и блаженствовал в ней. Сладость от безмолвия горы высокой выше всех даров земных. Ее вкушал днем и ночью, как молитву.

Если бы ты видел любовь нашу к тебе, то сердце разорвалось. Ничего не ищи на земле. Не ищи там, где Господа нет. Ищи на небесах Того, Кто сущий на небесах и на земле. И слава Его во всех мирах. Нищетой блаженной украсься. Сие самая брачная для Господа одежда — старая рубаха.

Молитесь к архистратигам. Божия Матерь посылает их во множестве в помощь церкви. 7 архистратигов составляют воинство непобедимое для церкви верных. Великий Рафаил, славный Гавриил, царственный Уриил, смиренный Селафиил, великолепный Иегудиил и блистательный Михаил, выше всех во славе, князь воинств небесных. Сатана его боится как никого более. Он несчетное число раз победил его.

Архистратиги приходили и сослужили нам на литургиях. И приносили небесные предметы, недостающие на службе: свечи, вино, Дары Святые. Вино приносил архангел Гавриил в небольшом сосуде и запах его был неземной. И когда вкушали после Причастия, обжигало так, что, думали, сожжет все естество.

Аминь. Благословение всем".
25.06.2000 г.

*   *   *

Из слов откровения св. Серафима, 16.06.2000 г.:


"Слова используйте по назначению — для прославления Божия. ... Хвалите Бога...

Благодарю за память Соловков. Скорби нужны не нам только, но и вам. Сладость от них Христу... Кто радуется без скорбей, не знает Бога. И в скорбях радость наша...

Скольким помогал я убогим в земные дни. Помогу и вам".

(На правах рукописи. Архиепископ Иоанн (Береславский), М., 2000 г.)

 

Молитва духовных чад святого владыки-исповедника Серафима:

"Отченька родненький, прими нас в свое стадо!.."

 


Сайт Централизованной религиозной организации Православная Церковь Божией Матери Державная, зарегистрирована Министерством Юстиции РФ 04.02.1997 г., свидетельство о регистрации N388. Прошла перерегистрацию 20.05.1999 г. ОГРН 1025000003621.

(с) Все права сохранены. ЦРО Православная Церковь Божией Матери Державная. Москва, 1999 г. (с) Священник Илья (Попов).

С 1982 по 1991 гг. — Катакомбная церковь. В 1991 г. в г. Москве зарегистрировано общественное объединение общественно-благотворительный просветительский фонд  "Богородичный центр", который в 1993 г. был переименован в фонд "Новая Святая Русь", в 1999 г. фонд перестал действовать.
В 1992 г.
в г. Москве зарегистрировано добровольное религиозное объединение "Церковь Божией Матери Преображающейся". Согласно требованиям принятого в 1997 г. Федерального закона РФ о свободе совести и о религиозных объединениях оно была переименовано и действует по настоящее время как "Местная религиозная организация - Община Православной Церкви Божией Матери Державная г. Москвы", ОГРН 1037700054094.
04.02.1997 г.
Министерством Юстиции РФ зарегистрирована Централизованная религиозная организация Православная Церковь Божией Матери Державная, свидетельство о регистрации N388. ОГРН 1025000003621.

Нам можно написать:mail @ avemaria. ru (без пробелов)