Православная Церковь Божией Матери Державная

 

 

Как это было. Факты и документы

Материалы о гонениях Церкви Божией Матери

 

"Открывая истину, представляем себя совести всякого человека пред Богом" (2Кор.4:2).

"Мы отвсюду притеснямы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаяваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем; всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем" (2Кор.4:8-10).

 

1. Письмо. 1998 г. Ответ от лица священства и прихожан Православной Церкви Божией Матери Державная на публикацию в газете «Вече Твери» 16.01.1998 г.

2. Присвоенные тексты. 1999 г. Текст письма в адрес одного из обличенных издателей.

3. Разоблачение самозванства в гор. Орске. 2005 г.

4. Ситуация в гор. Липецке. Декабрь 2006 г.

5. Преследования. Фальшивки.

6. Литературный рассказ как материал для клеветы.

 

Письмо. 1998 г.

Ответ от лица священства и прихожан Православной Церкви Божией Матери Державная (называемых также "богородичниками", последователями "Богородичного центра", "Собора Новой Святой Руси") на публикацию в газете «Вече Твери» 16.01.1998 г. «Секты — это духовная экспансия», интервью консультанта по религиозным вопросам А. Бородейко журналистке М. Шандаровой.

 

Присвоенные тексты. 1999 г.

Присвоенные тексты. Текст письма, отправленного в адрес одного из обличенных издателей, а также пример сравнения оригинальных и незаконно опубликованных, искаженных текстов. Книги издательства Богородичный Центр, с 1993 г. издательство "Новая Святая Русь", — среди духовно ищущих людей распространяются очень быстро. К глубокому сожалению, обнаружены факты незаконного использования текстов нашего издательства, в том числе в сети Интернет. При этом они подверглись грубому искажению, им было приписано также и другое авторство!.. Таким образом, нарушены права автора и издательства. Оставляя на суд Божий нравственную сторону содеянного тяжкого греха, называемого в Священном Писании смертным грехом, предупреждаем любителей подобных авантюр и легкой наживы: конфликты будут решаться в судебном порядке.

 

Разоблачение самозванства в гор. Орске. 2005 г.

В 2005 г. некий Еграшин Александр Викторович, проживающий в гор. Орске Оренбургской области,  начал незаконную деятельность якобы от лица нашей Церкви. В официальные органы от лица Церкви были направлены документы, разоблачавшие ложь и после проведенной проверки органами внутрених дел гор. Орска, Церковью были получены официальные ответы о сложившейся ситуации. Г-н Еграшин дал обещание представителю органов правопорядка закрыть незаконную организацию.

 

Ситуация в гор. Липецке. Декабрь 2006 г.

Правда о ситуации в гор. Липецке в декабре 2006 г., сложившейся вокруг выставки "Соловки - Вторая Голгофа. Таинственные помазанники Грааля", проводимой международным фондом г.Твери с помощью нашей Церкви в гор. Липецке. Статьи, интервью, документы, фотографии и иллюстрации.

 

Преследования. Фальшивки

Начиная с 90-х годов представители РПЦ в своих изданиях, а затем некоторые СМИ распространили ряд фальшивых документов, изданных якобы от имени Истинно-Православной Церкви (ИПЦ). Изданные "документы" не выдерживали никакой критики, даже внешний вид фальшивок обличал их происхождение из абсолютно нецерковных источников. Ожидаемого результата не удалось достигнуть, м.б. именно поэтому начались силовые акции против Церкви Божией Матери. Преследования Церкви в период 2000 - 2007 гг.

 

 

Литературный рассказ как материал для клеветы

Очередной раунд информационной войны против Церкви Божией Матери — искусственно разжигаемая кампания клеветы (если не сказать, ритуальные пляски с бубном) вокруг брошюры "Исповедь поколения", изданной фондом "Богородичный Центр" в 1991 году. На обложке указаны авторы текста, написанного от первого лица - епископ Иоанн и о.Николай (Румянцев). Причем последний, после свыше 20-тилетнего молчания, неожиданно начал отрицать свое соавторство. Александр Румянцев — человек сложной судьбы. Бывший зек, принявший православие, после освобождения жил послушником в Оптиной пустыни Русской Православной Церкви, оставив которую, пришел в Церковь Божией Матери, где стал иноком, затем недолгое время игуменом обители и священником с духовным именем Николай. Дальнейшая судьба Румянцева — через несколько лет оставил монашеский постриг, женился на прихожанке Церкви Божией Матери, затем оставил и священство и Церковь. Еще через несколько лет поступил запрос из органов внутренних дел, с просьбой дать о нем письменный отзыв. В телефонном разговоре сотрудник (видимо, следователь) пояснил, что идет расследование и решается вопрос о возбуждении дела в результате произошедшего правонарушения.

Очерк, переданный для издания общественно-просветительским фондом "Богородичный Центр", был написан в стиле покаянно-философского размышления некоего молодого человека трудной судьбы, совершавшего в прошлом тяжелые ошибки и понесшего наказание в виде омрачения души, внутреннего кризиса и, в конечном счете, шестилетнего заключения в тюрьме. Литературная исповедь представителя целого поколения "потерянной молодежи" периода перестройки и глубоких реформ российского общества. Жанр распространенный, поисковая система выдает десятки совпадающих наименований книг. Например, в одной из своих пользующихся большой популярностью книг, еп. Иоанн так говорит о своих богомысленных книгах-размышлениях:

"Когда-то написал я роман о самом одиноком, брошенном, самом отверженном на земле человеке по имени Трюс – трущийся о людские трущобы онтологический трус. И что же? Оказался в окружении ста миллионов 3-5-10-20-летних маленьких трюсов. Начинали они с маминой титьки, теперь не могут оторваться от телевизионной. Сосут и сосут, и требуют еще и еще, хотя молока уже давно нет. (...) Должно быть, я вбираю в себя голос всего поколения и говорю от его лица… Что ж. Ничего этого я не хотел "от себя". Но так вышло. Вписалась душа в рамки всечеловеческие, чтобы принять его крест и чашу и вознести ее к престолу Всевышнего, к чертогу брачному. Кто еще сделает это кроме меня, трижды помазанного к тому на Соловьиной горе, в месте брачного чертога Христа и Богоматери?". ("Преосенение Духа", 2006 г.)

Собирательный герой брошюры "Исповедь поколения" (1991 г.) эмоционально рассказывает о своем тяжелом детстве, юности, семейных отношениях, к-м уделяет особое внимание, делится мыслями о духовном пути и истинной церкви, о духовной брани в традиции православных святых отцов-аскетов и судьбах своего поколения. Эмоциональные сентенции, бытовые сцены и тяжелые воспоминания прошлого сменяются самообличением, восстанием на грех, отстраненным философским размышлением и тут же — богомыслие, напоминающее тексты свв. Ефрема Сирина, Симеона Нового Богослова, Иоанна Златоуста или Тихона Задонского. Имени и конкретных черт анонимный герой не имеет, более того, в тексте прямо утверждается, что в нем запечатлен лишь собирательный портрет  поколения "эпохи застоя" и "перестройки", призываемого к обращению, живой вере и новой жизни во Христе (темы, к-е затрагивал в своем творчестве о.Иоанн в течении ряда лет).

"Не та церковь верна и богоугодна, которая называет себя кафолической и имеет наибольшее количество прихожан, располагает материальной базой, издает газету, проповедует и благовествует — нет, нет. Но способная вызвать вселенский пожар покаяния, прободить сердца заветом правды, привлечь благодать Бога Живого. Не мысленную, книжную, вторичную, замусоленную, на "третьем глазе", сновидческую и утробную — но живую, в столпном свете, трисиянную. Бог Живой должен явиться нам. Великое время очищения всему миру. Исповедь поколения — говорить от своего лица. От лица всех". (с.7)

Литературные образы, вышедшие из-под пера священника, выслушавшего не одну сокрушенную многослезную исповедь бывших заключенных, иногда бывших уличных бандитов и чаще всего просто "трудных подростков" — легли в канву покаянной православной практики самоуничижения, ненависти ко греху и к себе прежнему, окаянному. Достаточно вспомнить слова православного Молитвослова, читаемые ежедневно десятками миллионов людей: "Кто творит таковая, якоже аз? Якоже бо свиния лежит в калу, тако и аз греху служу..." и проч.

И хотя отдельные черты литературного героя в какой-то степени и совпадают с биографией Румянцева, указанного как одного из авторов очерка (рождение в семье военного, переезды, самостоятельная жизнь в отдельной квартире, заключение в тюрьме), — тем не менее, проводить параллель или отождествлять собирательный образ литературного героя с его авторами, разумеется, нельзя. Даже несмотря на то, что большая часть брошюры посвящена лично-исповедальной теме, а духовно-философские размышления и святоотеческое богомыслие вкраплены лишь местами и стилистически резко отличаются от остального текста.

Первоначальный текст, по словам сотрудницы издательства, это была простая рукописная тетрадка, принесенная на квартиру, где в то время жил и работал над своими трудами вл. Иоанн, — был им сокращен и литературно обработан. Через некоторое время уже литературный текст был издан в виде небольшой брошюрки, но на ее обложке почему-то появилось новое имя — епископ Иоанн. На момент издания никто не обратил на это внимания, впрочем, и сам очерк не привлек особенного внимания в связи с большим объемом издаваемых богословских трудов еп. Иоанна, а кому-то он даже помог придти к вере, помог оставить свои ветхие закоснелые привычки. Однако ситуация изменилась, когда в тщетных попытках найти хоть какой-то компромат на Церковь и на ее пастыря блаженного Иоанна, тоненькая брошюрка попала в руки т.н. российских антикультистов, постаравшихся раздуть ее значение до невероятных размеров. По-другому в этой истории теперь можно оценить и роль ее главного редактора Большакова, также, как и Румянцев, отступившего от Церкви Божией Матери.

Невероятным вывертом, начисто лишенным элементарной логики и здравого смысла, лично владыке Иоанну злопыхатели начали приписывать то, чем делится от своего лица собирательный анонимный литературный герой!.. При этом соавтор литературного произведения чаще всего даже не упоминается, как будто его не существует, хотя имя о.Николай и его фамилия вынесены на обложку и в выходные данные брошюры. Не говорят очернители и о том, что литературный герой, мысли и поступки которого клеветнически приписывают архиепископу Иоанну, духовному наставнику сотен тысяч людей, учителю огненного покаяния и узкого пути стяжания Святого Духа, вестнику Пречистой Девы, — лишь собирательный образ "потерянной молодежи", о чем говорит само название брошюры и недвусмысленно утверждается в тексте: "Исповедь поколения — говорить от ... лица всех" (с.7).

Видимо, что-то или кто-то заставляет плотно закрыть глаза на Правду и насаждать неприкрытую ложь, обвиняя невиновного человека, пытаясь опорочить духоносного старца и отвести от него духовных чад!

В христианской истории такое случалось часто, клевете подвергали и Серафима Саровского, и Иоанна Кронштадтского. Безумцем и врагом государства называли Самого Христа и затем апостолов! Святые подвижники учили: люди мира восстают именно на тех, кто всей своей жизнью свидетельствует свет Христовой Правды! И хотя очерк был написан еще в 1991 году, он до сих пор задевает за живое: призыв к покаянию и чистоте, подвижническая ревность о стяжании благодати Святого Духа не дают спокойно спать современным книжникам и фарисеям!

"Тяжелейшие времена в России. Каются единицы. Чугунные фиговые листки: кто прикрывается текстом Евангелия, кто — родовой добропорядочностью, кто — старыми идеями. Есть ли на нас дух Евангельский, и много ль нищих, в Него самоистощенных, истекших? Сплошные духовные вампиры — пить Кровь, питаться от Его Даров, присваивать себе. И притом вести жизнь прежнюю, порочную.

Другая крайность — усвоить стройную, здоровую типа старообрядческой, модель регулярной молитвы и телесного труда. Но сердце мертвое, и никакого покаяния, и ни любви, ни страха, ни Христа в нем нет. Зачем такое нужно? Нет, не минуешь, брат, стези последней правды. Пойдешь сей узкою узкою тропой, как бы ни было тяжело... Бог так благословляет, чтобы на Голгофу ты пришел воистину нищим, рыдающим, чистым, милостивым и блаженным во скорбях. ... Исповедальность должна стать нашим дыханием и вдохновением, покаяние — новою страницей книги жизни". ("Исповедь поколения", с.5-6)

*   *   *

Следуя принципу иезуитов "цель оправдывает средства", для опорочивания "конкурентов" на ниве веры в ход идут самые низкие приемы, веками отработанные инквизицией. Чего стоит, например, средневековые обвинения невинных в ереси "жидовствующих" и их последующие пытки и жестокие казни, когда таковой "ереси" и близко не было на Руси! От частого повторения лжи для иных она становится правдой. Увы, последствия катастрофичны.

Поныне никто не покаялся в чудовищных институциональных грехах, — и дух инквизиции продолжает свою "работу". Лицемерно вздыхая, мол, биография Береславского неизвестна (она подробно представлена на официальном сайте Православной Церкви Божией Матери Державная, вместе с отсканированными документами см. здесь, а также освещалась в десятках публикаций, при многих личных встречах блаженного Иоанна с общественными деятелями, на конференциях и проч.), очернители усердно цитируют небольшой литературный очерк 91-го года, смакуя чьи-то анонимные помыслы и исповеданные грехи, приписывая их подвижнику, мистику и духовному учителю!

Однако никто еще не обвинял, например, читающих покаянные молитвы святых Отцов в пристрастии к перечисляемым — от первого лица! — мерзейшим порокам, которых и названия-то не знают чистые люди (большой вопрос, насколько эти перечисления вообще необходимы!). Или рассуждения литературного героя никто еще не приписывал самому автору, например, Гоголю — "Записки сумасшедшего", Достоевскому — "Записки из подполья", Карамзину — "Моя исповедь" и проч., за исключением, быть может, отдельных критиков эпохи коммунизма. Примечательно, как многие бывшие коммунисты оперативно "перестроились" и, став прихожанами храмов, занялись привычным делом: борьбой с инаковерующими. Тема для отдельного исследования: нравственная сила великой литературы, искусства, равно как и дар трезвения святых, дар святодуховской соборной церковности, — для ожесточенных сердец и умов, занятых непрестанными поисками "врагов", остаются равновелико недоступны.

Клевету о якобы "собственном признании" епископа Иоанна, запечатленном в литературном произведении, одним из первых (если не самый первый) запустил небезызвестный "борец" с инаковерующими Дворкин (в то время американский гражданин, сегодня лицо с двойным гражданством), серьезно подставив своих нередко наивных и малообразованных последователей, рискнувших ему поверить и даже цитировать. О научном уровне дворкинских т.н. "исследований" достаточно критического материала на соответствующей странице Википедии, а также в Экспертном заключении Кузнецова М.Н., доктора юридических наук, профессора кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте РФ. В сети интернет опубликовано множество и других материалов о "достижениях" американского "просветителя", наследника Иосифа Волоцкого, на русской земле.

Многоскорбный Федор Михайлович, несомненно сталкивавшийся с разнообразными "кривителями" своего творчества,  как это произошло уже в наши дни с блаженным Иоанном, предусмотрительно оставил примечание:

"И автор записок и самые "Записки", разумеется, вымышлены. Тем не менее... Я хотел вывести перед лицо публики, повиднее обыкновенного, один из характеров протекшего недавнего времени. Это — один из представителей еще доживающего поколения. В этом отрывке, озаглавленном "Подполье", это лицо рекомендует самого себя, свой взгляд, и как бы хочет выяснить те причины, по которым оно явилось и должно было явиться в нашей среде". (Ф.М. Достоевский Собр. соч. в 15 т., т.4 "Записки из подполья")

Возможно, редактору или соавторам "Исповеди поколения" стоило бы поместить подобное вступление к этой брощюре, но ведь предполагалось, что читать-то будут русские люди, хотя бы минимально знакомые со своей культурой!

Отрывок из Достоевского, для сравнения... Местами удивительно напоминает "Исповедь поколения", однако до сих пор еще никому не пришло в голову предлагать текст в жанре литературной исповеди как "уточнение и дополнение к биографии" автора или "собственное признание" Федора Михайловича. Но именно этого сподобился архиепископ Иоанн, духоносный старец, вестник Пречистой Девы, не только указавший на греховную чашу современной эпохи, но и открывший для миллионов врата к подлинному плодоносному покаянию и преображению во Христе! Воистину, "Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе… ибо от избытка сердца говорят уста его" (Лук.6:45).

"Я человек больной... Я злой человек. Непривлекательный я человек...

В то время мне было всего двадцать четыре года. Жизнь моя была уж и тогда угрюмая, беспорядочная и до одичалости одинокая. Я ни с кем не водился и даже избегал говорить и все более и более забивался в свой угол. ... Всех наших канцелярских я, разумеется, ненавидел, с первого до последнего, и всех презирал, а вместе с тем как будто их и боялся. Случалось, что я вдруг даже ставил их выше себя. У меня как-то это вдруг тогда делалось: то презираю, то ставлю выше себя. Развитой и порядочный человек не может быть тщеславен без неограниченной требовательности к себе самому и не презирая себя в иные минуты до ненависти. ...

Я был болезненно развит, как и следует быть развитым человеку нашего времени. Они же все были тупы и один на другого похожи как баpаны в стаде. Может быть, только мне одному во всей канцелярии постоянно казалось, что я был трус и раб; именно потому и казалось, что я был развит. Но оно не только казалось, а и действительно так было в самом деле: я был трус и раб. Говорю это без всякого конфуза.

Всякий порядочный человек нашего времени есть и должен быть трус и раб. Это нормальное его состояние.  ... Мы мертворожденные, да и рождаемся-то давно уж не от живых отцов, и это нам все более и более нравится. Во вкус входим". (Ф.М. Достоевский "Записки из подполья")

И вскоре поэтесса Зинаида Гиппиус, уже воочию созерцающая, куда привели Россию слепые путеводители, рожденные "не от живых отцов", так описывала состояние сломленной страны, погрузившейся в мировой катаклизм:

"Мы, умные, безумны,// Мы, гордые больны,// Растленной язвой чумной// Мы все заражены.
От боли мы безглазы,// А ненависть
как соль,// И ест, и травит язвы,// Ярит слепую боль.
О черный бич страданья!// О ненависти зверь!// Найдем ли
Покаянья// Целительную дверь?// ...
Дай силу не покинуть,// Господь, пути Твои!// Дай силу отодвинуть// Тугие вереи!" (Февраль 1918 г.)

К этим пронзительно-покаянным мыслям сохранившей Совесть и жажду Правды русской интеллигенции, продолжая традицию великой совестной христианской литературы, о.Иоанн еще не раз вернется в своих трудах, например, в своей книге, изданной в 1991 г.:

"Мы находимся в таком чудовищном самообмане! Человеческое самообольщение достигает столь гипертрофированной и невместимой формы, что необходима особая благодать неизъяснимая энергия Святого Духа, идущая от Престолов Троицы чтобы открылась правда. Чтобы узреть себя жуком, а не светлым гением, ничтожеством, а не всевластным державным полководцем. Увидеть пух одуванчика в руке своей, а не царский жезл, детскую игрушку вместо скипетра имперского.

Оглянись на себя как ты грязен и страшен. Ничего, кроме скверны, греха и порока. Самый добрый и великий урок философии, который можно получить в нашей сирой и горькой стране – это прийти в захолустный храм, где батюшка ... пробубнит Божественную Литургию. Тогда ни на что не смотри ни на состояние церкви, ни на засаленный халат старосты, ни на бегающие глаза священника. Стань себе смиренно и кротко и прозревай Небесный Град под куполами. Урок вселенской мудрости.

Годы идут, а я не меняюсь, а я становлюсь все хуже. Касаюсь рукой сердца и сгибаюсь от тяжести. Боже мой! Сколько грехов! Какое бремя и какая ноша! ...Как понимать судьбу целого поколения, погруженного с головой в вонючее серное озеро? Торчат чьи-то безликие ноги – десятки, сотни тысяч. Грязная урна с прахом. Бумажная корзина, вымазанная грязью. Страшно подумать, как мы жили и живем. А для чего Бог весть.

Скажите мне, в чем смысл вашей жизни, и я скажу вам, чего вы стоите перед очами Божиими.

Тяжело без истинного Бога. О полнота ведения! Почему ты утрачена Адамом? Почему я погружен в некую вакуумную бездну и должен мучится, метаться, как мышка под стеклянным колпаком? ...

Отчего мы принимаем подставные лица за подлинные? изнанку вещей за их суть? Отчего мы живем в этом мире для отвода глаз, не зная, зачем и к чему? Живем для отвода от собственных глаз. Лжеживем оттого, что изначально фундаментально нечисты, лживы, ужасны. И нужен катарсис очищения.

Пока мы нечисты, нам кажется, что мы всеведущи, что смеем вопрошать и вправе знать и задавать вопросы. Но всё это лишь до тех пор, пока мы нечисты и самодостаточны. Когда же прозреваем на себя, то приходим в ужас и боимся поднять глаза и открыть рот". (Яковлев Вениамин "Страстная пятница", 1991 г.)

О мертвородящей институциональной вере за год до смерти Достоевский скажет горькие, итоговые слова: "наша церковь в параличе". Великий старец Серафим Саровский, прославлению которого противился тогдашний Синод православной церкви и канонизированный лишь по личному приказу императора Николая II,  в знаменитой беседе с Мотовиловым, впервые опубликованной в 1905 году: "...мало-помалу удаляясь от простоты христианского ведения, мы под предлогом просвещения зашли в такую тьму неведения, что нам то кажется неудобопонятным, о чем древние до того ясно разумели, что в самых обыкновенных разговорах понятие о явлении Бога между людьми никому из собеседующих не казалось странным".

В России ХХ-го века это "нормальное" состояние духовного паралитика, конформиста, труса и раба, с великолепным сарказмом описанное Достоевским, называлось емким словом "совок" и даже "раб КПСС". Ну а "болезненную развитость", способную привести к инакомыслию и даже к пробуждению совести, советские психиатры массово диагностировали новоизобретенным термином "вялотекущая шизофрения". Очередной партийный бонза в должности Генсека КПСС Никита Хрущев дал советской стране полит-психиатрическую установку: "Не любить социализм могут только сумасшедшие". Минздрав СССР ответил "есть". И к симптомам "открытого" им нового "заболевания" начали относить, например, т.н. "философскую интоксикацию" — если кто слишком внимательно читает философскую литературу, "бред реформаторства" — если мечтает о каких-то социальных изменениях, "бред правдоискательства" и т.п. Во вкус вошли настолько, что в 1960 году в советских УК и УПК появилось положение о том, что принудительное лечение может применяться и к тем, кто с т.зр. правящей номенклатуры КПСС совершил "общественно опасное деяние". Проповедовал, например, на улице Христа Живого и Богородицу Путеводящую, встречался с людьми, евангельским светом осененный, обращая их к вере, — как это бесстрашно делали, укрепленные Духом Святым, матушка Евфросиния и ее любимое чадо Вениамин Береславский!

"Нормальный советский человек" не мог верить в Бога, тем более читать буржуазную литературу и иметь свое мнение, — "лечилось" это опасное заболевание в учреждениях т.н. "карательной психиатрии", спецпсихбольницах и просто в "дурках". В Почаеве дом для психбольных, например, был расположен прямо на территории монастырской лавры, в здании бывшего братского корпуса. По замыслу местных борцов с религией — наглядная агитация и запугивающее предупреждение "христосикам", "святым", — так на лагерном жаргоне опера называли ревнующих о вере живой, искренней. Сейчас им презрительно бросают — "сектанты", впрочем, впервые этот ярлык стали навешивать еще в ХVIII веке, что внесло немалую лепту в развал многоконфессиональной великой страны!

*   *   *

Помимо жанра анонимной литературной исповеди и зарисовок бытовых сцен (что занимает ее большую часть), в брошюре "Исповедь поколения" содержится обжигающий сердце призыв к обращению и живой вере, глубинному прозрению на свою чашу и огненному плодоносному покаянию. К очищению церкви и преображению России на путях правды и мира — то, к чему много лет призывает архиепископ Иоанн, подвергающийся бойкоту, глухому молчанию и ядовитой клевете. Почему? Ответ прост.

Блаженный Иоанн, наследник святых нестяжателей, Катакомбной, гонимой Церкви, вестник и пророк Божией Матери, в сотнях публикаций, книгах, десятках круглых столов, конференций, встреч с общественными деятелями России и зарубежья, в церковных богослужениях, составленных им молитвах и акафистах, — высоко прославил подвиг Новомучеников российских, Огненную иерархию старцев соловецких. Призвал Россию к покаянию в сотрудничестве с богоборческой советской властью, в отступничестве от пути Христа и Пречистой Девы, в предательстве праведных отцов и матерей..., что привело страну к неисчислимым жертвам. Нежелающим признать последнюю правду и последовать путем святого подвижничества и чистоты, нужно во что бы то ни стало по-прежнему изображать лицемерную благопристойность, даже несмотря на многие десятки независимых журналистских расследований и публикаций в российских и зарубежных СМИ.

Типичный прием пропаганды, информационной войны: для обеления себя, пачкают оппонента, уходя от ответа по существу. Действуют по принципу: бросай больше грязи, авось, что-нибудь да прилипнет. На кону большие ставки, — в ход пошло все, в т.ч. подвернувшаяся брошюрка. И что им с того, что литературный герой "Исповеди поколения" родился в Чите (с.26), в семье военного дипломата, "полковника в ранге военного атташе" (с.12), "школ поменял не менее пяти. ... Мотало меня по всей России" (с.26). Тогда как вл. Иоанн (до монашеского пострига Вениамин) — коренной москвич, родился, вырос и учился в Москве, в семье госслужащего, заслуженного геолога СССР и дипломированного изобретателя. Никуда не выезжал до 1989 года ни он, ни его старший брат, там же родившийся и выросший, Леонид Яковлевич Береславский, известный ученый и общественный деятель.

Литературный герой о себе:

 "Не помню ни одного дня, чтобы у меня что-нибудь не болело. Все тело в нарывах. ... И вот мне уже за тридцать... С трех лет помню себя непрерывно напряженным, раздраженным, затравленным, боящимся мелких придирок". (с.20) "Курил с шести. Кололся с тринадцати. Пил с пятнадцати. ... В четырнадцать — уже старик: резкое снижение способностей,  ухудшение памяти, потеря интереса к учебе" (с.26), "Любимый с детства образ: вижу себя в гробике, ими оплакиваемый". (с.30), "К пятнадцати годам трижды мысленно себя хоронил". (с.45) "Мысль о смерти с двенадцати лет неугасимая. Самоубийство стало как бы естеством, второй натурой, образом жизни. Растрата выдыхания без вдоха". (с.46) "...я избил мужчину, ...приговор — ...шесть лет. Шесть лет промытарился... Работал киномехаником". (с.42)

 Он не имеет высшего образования, холост, с 18-ти лет живет самостоятельно в своей собственной квартире, в тяжелых отношениях со своей матерью и отцом. За совершенное преступление шесть лет сидит в тюрьме (с.42), осужден был в 23 года (с.50). Любимый дед литературного героя — художник, монах Лазарь (с.37), мечтавший носить жемчужную митру (с.38). "...кто из нас более жив — усопший дедушка или я, полуживой труп, — одному Богу известно" (с.38).

Дома у него — страшные скандалы. Признаться, никогда не приходилось даже слышать весь тот набор ругательств, к-е, по словам героя "Исповеди", ему приходилось выносить с самого детства. Описания семейных сцен производят просто болезненное впечатление. Вот один из примеров, наиболее безобидный:

"Припоминаю, как учила гладить брюки. Голова от страха отключается. А она стоит над душой и с невероятной злобой осыпает проклятиями и градом ударов за каждое неправильное, по ее мнению, движение. Мог бы убить ее одним ударом, но почему-то терпел. Почему? Не знаю..." (с.44-45).

Представить эту сцену просто невозможно... Что здесь правда, смешанная из обрывков чьих-то воспоминаний, исповедей, помыслов, что литературная метафора, гипербола..., теперь неважно. Очевидно другое. Буквально весь текст, за исключением нескольких духовных вставок, абсолютно отличающихся от всего остального, — покаянный рассказ споткнувшейся души о горькой жизни своей и о горячей надежде на новую! Сколько их, так и не нашедших себя в "эпохе застоя" или "лихие 90-е"... Покрой, Царица Небесная, эти сиротливые страдающие души, и приведи их под Свою царственную осиянную Эгиду!

Услышит ли современная молодежь призыв блаженного Иоанна к чистой, мирной и светлой жизни с Отцом чистой любви, под покровом Премудрости, отвергнув ложные идеалы похоти мирской, осуждения и горделивой злобы, приводящей к опустошению и катастрофе?.. Верим — услышит! Не помешают ни клеветники, ни современные инквизиторы и их прислужники.

*   *   *

Текст написан в 1991 году, когда блаженному Иоанну исполнилось 45 лет, у него уже двое детей, биографию о. Иоанна см. здесь. Разительный контраст! Не было у него ни детских кошмаров, ругательств и проч., ни усопшего дедушки-монаха, ни отдельной квартиры, ни подорванного разгульной жизнью здоровья, "резкого снижения способностей,  ухудшения памяти, потери интереса к учебе", ни, наконец, преступления и наказания, — ничего этого не было! Да и "полуживым трупом" о.Иоанн никогда не являлся, даже не смотря на немощи в более позднем возрасте, что прекрасно видно по плодам его духоносного служения.

Видно и по чудесным исцелениям десятков больных по молитвам и благословению архиепископа Иоанна! А также и по его успехам даже в светской жизни, до обращения в веру, — плод трудолюбия, глубокого ума и ответственности, привитых детям в любящей и счастливой полноценной семье. Лишь при таких условиях может раскрыться талант, сердце и душа ребенка, вспоенного любовью и нежной заботой родных и близких. Именно таким и было детство и отрочество Вениамина Береславского и его старшего брата Леонида.

В детстве Вениамин — отличник и староста класса в средней школе, отличник и в музыкальной школе. После ее окончания поступает в Музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова, устраивается на работу и одновременно (!) поступает на вечернее отделение весьма престижного Московского Государственного педагогического института иностранных языков имени Мориса Тореза. После 1964 г. имя института «ИнЯз им. Мориса Тореза» стало знаком качества специалиста по иностранным языкам, в 1990 г. он был преобразован в Московский государственный лингвистический университет. Успешно закончив муз.училище и получив специальность преподавателя музыкальной школы, Вениамин переводится на дневное отделение ин.яза и после окончания получает вторую специальность — филолога. Самостоятельно изучает древние языки и современную философию, некоторое время преподает в Московском Государственном Университете. Берет дополнительные уроки, почти профессионально играет на фортепьяно (готовился к выступлениям на союзных конкурсах).

Вениамин бесконечно любит своего отца, Якова Береславского, после его кончины живет в московской квартире с матерью, с которой у него прекрасные, сердечные отношения. У него много друзей, окончив обучение в московском вузе, он женится, рождается дочь. Преподает, работает переводчиком, затем меняет работу и несколько раз в неделю с утра до вечера у себя на дому дает уроки английского языка. Содержит семью, к этому времени рождается вторая дочь. Одновременно занимается литературным творчеством, пишет стихи, философские эссе, обращается в веру, паломничает по святым местам. Собирает редкие тогда христианские книги, изучает святых отцов, обретает новых друзей и становится любимым учеником святой старицы Ефросиньи Почаевской, последователем ее святоотеческой практики стяжания Святого Духа.

В 1982 году в Самиздате распространяется первая книга Вениамина, исполненная вдохновением живой веры — "Огонь покаянный" (вначале 90-х изданная типографским способом), запечатлевшая опыт святых отцов-нестяжателей, подвижников узкого пути, претворенный им в современных условиях. Далее последовала серия книг, составивших одноименный цикл. В 1984 году он становится свидетелем Откровения Божией Матери, через его призванное, помазанное Свыше сердце сообщаются скрижали Живого Слова благодати. Откровение продолжилось в Москве, к 1991 году в Самиздате были распространены 20 книг Слова Божией Матери, несколько авторских сборников литургических молитв и акафистов.

В 1985 году  Вениамин принимает монашеский постриг с именем Иоанн и сан священника в Истинно Православной (катакомбной) Церкви, духовно окормляет катакомбный скит в Москве. В 1990 году о.Иоанн хиротонисан в епископский сан, его община выходит из подполья, регистрируется Община Церкви Божией Матери Преображающейся в Москве, проводится первый всероссийский собор, где от лица соборян блаженный Иоанн посвящает Россию водительству Пресвятой Девы Марии.

В период 1991-2007 гг. владыка Иоанн возглавил и вместе с отцами провел ХХV всероссийских Соборов, на которых присутствовали десятки тысяч россиян. На всероссийских форумах от лица россиян Святая Дева трижды коронована на Державный престол — с трепетной и горячей благодарностью за Ее великие жертвы и заступничество в ХХ-ом веке. Два собора были частично посвящены единению святых всех мировых религий. На ХХI-ом соборе (2001) провозвещена Богоцивилизация III. Открывая собор, на к-м присутствовало более 5 тысяч человек, блаженный Иоанн засвидетельствовал: «Мы Церковь-мученица из бараков ГУЛАГа, Церковь православия преображающегося

*   *   *

Сопоставление текста "Исповеди поколения" и биографии блаженного Иоанна можно продолжать долго, но не имеет смысла: никто и никогда не смог представить ни одного документа, подтверждающего клеветнические измышления в его адрес, тогда как служение и духовное творчество архиепископа Иоанна, отзывы о нем чистых сердцем людей, для к-х правда стоит на первом месте, — свидетельствуют полноту Святого Духа, запечатленную на подвижнике святой веры и узкого пути.

Государственные экспертные заключения, международное признание его вклада в дело межконфессионального мира и духовности (отсканированные документы см. здесь), громко говорят о боговдохновенном служении блаженного Иоанна. Десятки тысяч людей благодарят его за подвиг служения Новой Святой Руси, святые молитвы и благословения. На сайте представлены отсканированные личные документы блаженного Иоанна см. здесь, в том числе и Справка о несудимости - см. здесь.

В сотнях книгах, статьях, десятках сборников молитв блаженного Иоанна, опубликованных к настоящему времени, присутствуют глубочайшие образы покаянного катарсиса, голгофского предстояния, огненного подвижничества, размышление об истинной церкви и подлинной вере, животворящей радости в скорбях, претерпеваемых ради Христа. Небольшими вставками они были запечатлены также и в брошюре "Исповедь поколения", изданной в 1991 году. Эти образы присутствуют во многих книгах о. Иоанна, ей предшествуюших и опубликованных в Самиздате в 80-х годах его служения, позже переизданных. Например, цикл книг "Огонь покаянный", "Евангелие покаянного пути" и т.п. Книги о. Иоанна пользуются огромным спросом и распространяются также через интернет на сайтах «Мир книг блаженного Иоанна», «Грааль Богосупружества. Небесые свитки Премудрости», «Иоанн Блаженный» и др.

Заслуженный художник РФ, член-корреспондент Российской академии художеств Андрей Тутунов:
«Огромная библиотека книг, написанная отцом Иоанном, является духовным кладезем для современного общества. Они вобрали в себя весь огромный опыт, пройденный церковью, являя синтез многолетних мистических Откровений Слова Божией Матери. Они духовный целительный бальзам на страждущие души». (Предисловие к книге «Гимн новой церкви», 2003)

Известный русский поэт и прозаик Евгений Рейн так отозвался о его поэтическом творчестве:
«Поэтическая система блаженного Иоанна выразительна и одновременно хорошо доступна для русского слуха. (...) Такая поэтическя речь — это разновидность проповеди, она скорее западает в душу, она не требует разматывания клубка ассоциаций, она, как мы уже упоминали, прежде всего,  убедительна. (...) Блаженный отец Иоанн-поэт нигде не отстранен... Все на свете окрашено для поэта его новой верой, охватывающей буквально весь Божий мир. Такая поэзия соединяет религиозную революцию с отзывом одаренной души и реагирует даже на бездомного пса, мелькнувшего перед глазами поэта. (...)

Перед нами книга блаженного отца Иоанна, поэта и человека, открывающего новое Небо и новую Землю. Свой дар и судьбу выношенной им истины он вложил в поэтическое Слово, произнес его на современном пластичном и ясном языке, произнес его сильно и пристрастно, обратил его и к своим последователям, и ко всем, чья душа и дух нуждаются в поэтической речи. Имеющий слух и зрение да услышит и оценит». (Предисловие к книге «Летописец грядущего», 2011)

*   *   *

Верим, что собирательный портрет современного поколения отныне будет включать в себя чистоту, мир, прекрасносердечие, святую веру в Христа Живого и Богородицу Путеводящую, открывающуюся, о чем молится и к чему призывает уже 30 лет блаженный Иоанн в своих боговдохновенных проповедях, книгах, семинарах и беседах. Однажды Промысел Божий сам обличит всю убогую ложь несчастных клеветников и инквизиторов и призовет их к подлинному покаянию. Не опоздать бы бедным "перевертышам": слишком тяжела чаша лжецов и хулителей, несут ответственность не только за себя, но и за тех, кого обманули, отвели, кому закрыли путь.

 


(с) Все права сохранены. ЦРО Православная Церковь Божией Матери Державная. Москва, 1999-2016 гг. (с) Священник Илья (Попов).

С 1982 по 1991 гг. — Катакомбная церковь. В 1991 г. в Москве зарегистрировано добровольное общественное объединение — общественно-благотворительный просветительский фонд  "Богородичный центр", который в 1993 г. был переименован в фонд "Новая Святая Русь" и в 1999 г. перестал действовать.
В 1992 г. в Москве зарегистрировано добровольное религиозное объединение "Община Церкви Божией Матери Преображаю
щейся". Согласно требованиям принятого в 1997 г. Федерального закона РФ о свободе совести и о религиозных объединениях оно было переименовано и действует по настоящее время как "Местная религиозная организация - Община Православной Церкви Божией Матери Державная г. Москвы", ОГРН 1037700054094.
04.02.1997 г.
Министерством Юстиции РФ зарегистрировано добровольное религиозное объединение Православная Церковь Божией Матери Державная, свидетельство о регистрации N388. ОГРН 1025000003621, действующее на территории РФ.

Нам можно написать:mail @ avemaria. ru (без пробелов)